• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

История стран Востока. Япония

Когда мы говорим об истории чего бы то ни было, мы обычно играем в «Что? Где? Когда?», где «Что?» — это содержание периода, а «где?» и «когда?» мы постараемся сейчас определить.

Япония – это острова к востоку от азиатского материка, островное государство, расположенное на четырех основных островах. В современном варианте это Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку (в порядке убывания площади). Но исторической Японии соответствуют только три южных острова, Хоккайдо в состав Японии попадает только с XIXвека, поэтому в контексте древней истории он нас не интересует.

75% территории Японии покрывают горы, это горная страна, поэтому, несмотря на большую площадь (примерно равна Германии), реально пригодная для заселения территория это только 25%, в горах жить можно, но заниматься, например, сельским хозяйством не очень удобно.

Климат японских островов относительно варьируется, потому что страна имеет протяженность с севера на юг и попадает в основном в зону умеренного и субтропического климата. Особенность климата Японии: для своей температурной зоны достаточно высокий уровень влажности. Япония является одной из самых северных зон, где распространено заливное рисоводство. На аналогичных северных широтах заливной рис обычно не выращивается, поскольку климат для этого не подходит.

Еще одна особенность японской географии – недостаток минеральных ресурсов. Нельзя сказать, что их в Японии не было совсем, но значительную часть истории страны их систематически не хватало. Поэтому материальная культура Японии в основном построена на дереве. Если посмотреть на дворцы знати и императоров, то это деревянный постройки. Крупное каменное строительство начнется достаточно поздно. В период древности его не было.

Советский исторический словарь дает такое определение Древнего мира.

Это понятие охватывает два период: первобытное общество и рабовладельческий строй (Древний Восток и Античность). В Древнем Востоке современные ученые с трудом выделяют рабовладельческий строй. Первые века нашей эры – это конец древности в Китае, в Западной Европе, но для Японии понятие древности условно, поскольку первые известия о её истории относятся к V–VI веку. Возникает примерно такой же когнитивный диссонанс, как когда мы говорим про Древнюю Русь. Для нас она древняя, но при этом она происходит во время Средних веков в других странах.

Древность в Японии выделяют очень по-разному. Вариант минимум: отсутствие древности, то есть Япония как историческая цивилизация сразу вступила в Средние века. Вариант максимум, которого мы в этой лекции будем придерживаться, чтобы осветить больший отрезок времени: это период до конца XII века, когда в Европе и в Китае уже наступает закат Средневековья, а в Японии заканчивается Древность. Актуальность этого вопроса мы рассматривать не будем, поскольку это достаточно сложно. Примем, что в классической периодизации древность в Японии в самом длительном варианте включает в себя период с древнейших времен до XII века.

Существует несколько версий того, что происходило в Японии в древности. Есть версия, изложенная в мифолого-летописных сводах (наиболее древних письменных памятниках), по которым изучают японскую историю. Оно Ясумаро – автор мифолого-летописного свода Кодзики, составленного в начале VIII века. Примерно в тот же период был составлен другой свод – Нихон сёки, у которого нет одного автора, а есть коллектив авторов. Эти своды являются практически единственными письменными памятниками по ранней древней Японии. И название «мифолого-летописный свод» дано не зря, поскольку чем раньше создан памятник, тем больше в нем мифа.

Согласно мифолого-летописным сводам, сначала возникает божественная пара – боги Идзанаги и Идзанами. Они творят японские острова, им более ранние поколения божеств вручают копье, которым Идзанаги и Идзанами размешивает океан, и когда они вытаскивают копье из океана, с его острия скатывается несколько капель, и так образуются первые острова. Потом они снисходят на эти острова, заключают там брак и рождают остальные острова как супружеская пара божеств.

Далее перескочим несколько событий: Идзанаги умирает, Идзанами остается в одиночестве, и появляется следующее поколение божеств – богиня солнца Аматерасу Омиками – центральное божество в пантеоне японских богов. У неё есть брат Сусаноо-но Микото, с которым она ссорится в определенный момент, он ее обижает, и она от обиды скрывается в пещере, гроте. Поскольку она солнечная богиня, из мира исчезает свет солнца, остальные боги ее извлекают обратно всяческими магическими манипуляциями и решают Сусаноо-но Микото сослать за его прегрешения на землю.

Дальше повествование смещается к Сусаноо, который спускается на японские острова. Там он исправляется, из отрицательного героя становится положительным, побеждает дракона, извлекает из его туши волшебный меч и в знак примирения преподносит его своей сестре Аматерасу.

После этого спустя какое-то время Аматерасу решает отправить управлять японскими островами своего потомка, которого принято называть первым императором Дзимму, и вручает ему три божественные регалии: тот самый меч, который ей преподнёс Сусаноо-но Микото, волшебное зеркало и нефритовые бусы как оберег. Дзимму спускается на японские острова, его признают местные жители, и он становится первым императором, основав, согласно мифолого-летописным сводам, династию японских императоров, которая, по официальной версии, с тех пор не прерывается. Сейчас правит 125-ый по счету император Японии, чьё тронное имя Хэйсэй.

Снисхождение Дзимму на японскую землю якобы происходит в 11 день второй луны в пересчете на европейское летоисчисление 660 г. до н. э. В самих мифолого-летописных сводах европейского летоисчисления нет, но чуть позже японцы пересчитали это на европейское летоисчисление и в период агрессивного национализма приняли эту дату как основную версию  их истории.

Это миф, но до конца Второй Мировой войны это была официальная версия, и она до сих пор постоянно всплывает, фигурирует не только в русскоязычной Википедии, но и в английской, французской и немецкой тоже, только в немецкой есть указание, что это миф. В русской версии до сих пор написана дата основания Японии 11 февраля 660 г. до н. э. с припиской, что некоторые исследователи относят его к IV–V в. н. э. Именно эта дата является мейнстримовой версией образования японского государства, признана повсеместно и японскими учеными, и всеми остальными, согласуется с археологическими данными и т.д.

Про самый ранний период японского палеолита мы говорить не будем, поскольку тогда японского архипелага не существовало, он был соединен с азиатским материком, и homosapiensтогда еще не существовало как вида. Первая археологическая культура, она же первый период в истории Японии, – это эпоха Дзёмон.

Это период японского неолита. В нем жили в основном рыболовы, были также охотники и собиратели, но большая часть населения Японии в эпоху Дзёмон занималась рыбной ловлей, так как у побережья Японии рыбных ресурсов в избытке. Поэтому несмотря на то, что они сельским хозяйством не занимались, японцы вели оседлый образ жизни, создавали красивую керамику (ритуальные сосуды). И сосуды попроще. Вторые тоже украшены орнаментом, который сделан веревочкой, поэтому период называется Дзёмон – это калька со словосочетания из английского языка «веревочный орнамент».

Еще люди эпохи Дзёмон делали глиняных человечков, которые называются догу. Они изображают людей, вероятно, в ритуальных масках и татуировках. Это яркий предмет, который использовался в первобытной магии эпохи Дзёмон.

Еще есть менее заметный предмет, но использовался начиная с эпохи Дзёмон – оберег магатама. Он интересен, потому что среди трех регалий императорского рода те самые нефритовые бусы – это магатама, их никто не видел, они хранятся в закрытом виде. И существует небольшая преемственность с периода Дземон к культуре Японии настоящего времени.

На рисунках представлены реконструкция жилищ эпохи Дзёмон и антропологическая реконструкция, которая показывает, что люди эпохи Дземон сильно отличались от современных японцев, имели крупные черты лица, несвойственные более поздним периодам истории. У них была густая растительность на лице, и их генетический субстрат в современной японской нации достаточно мал. Потом их вытеснило другое население.

Другое население пришло с материка, из Кореи на юг в III в. до н. э. Это были предки современных японцев, а по количеству их было намного больше, чем людей эпохи Дзёмон. Они говорили либо на одном, либо на группе языков, на базе которых сформировался японский язык. Антропологически и генетически они предки современных японцев.

Помимо того, что люди эпохи Яёй умели говорить на протояпонских языке, они помогли Японии перешагнуть сразу из неолита до неолитической революции, то есть до возникновения сельского хозяйства, в бронзово-железный век. В истории древней Японии произошел резкий скачок.

Люди эпохи Яёй, во-первых, владели железом, они его использовали в основном для изготовления оружия, орудий труда и обладали техникой литья бронзы. Бронзовые изделия

являются наиболее интересными предметами раннего искусства, относящегося к этому периоду. Делали бронзовые колокола, у которых есть прототипы на материке, в Корее. Есть также бронзовые зеркала и мечи. Все это ритуальные предметы. Зеркала только по форме напоминают зеркала, поверхность у них не зеркальная. Мечи также не боевое оружие: для войны использовались железные, поскольку медь слишком мягкий металл. То же касается колоколов. И здесь мы находим оставшиеся регалии (меч и зеркало), которые в японской религии позднее достаточно часто почитались. А колокола ушли в прошлое, с этой эпохи их больше не делали.

 

Также эти люди приносят заливное рисоводство, а не просто сельское хозяйство. Это позволяет на той же площади проживать достаточно большому количеству людей, появляется прибавочный продукт. Этот прибавочный продукт позволяет появиться протогосударству, которое возникнет в последующий период. И все дальнейшие эпохи будут преемственны друг к другу. Если эпоха Яёй – это резкий скачок, поскольку совсем другие люди пришли на японский архипелаг, то все остальные периоды уже преемственны по отношению друг к другу и обозначают новый период, который развился за счет предыдущего.

В эту эпоху считается, что возникает японская государственность, при этом события мы знаем лишь в метафорическом изложении. Мифолого-летописные своды повествуют о деяниях ранних императоров, о том, как они воевали с другими кланами, племенами на японском архипелаге и друг с другом. Но все это изложено также с большой мифологической примесью, там продолжают действовать божества в качестве действующих лиц повествования, происходят различные чудеса, люди часто обозначаются богами. Но рациональное зерно уже можно выделить.

Считалось, что раннее японское государство называлось Ямато, скорее всего, по названию клана, который потом объединил все остальные. Некоторое время это было самоназвание Японии, но потом сменилось на современный термин Нихон. Кроме того, это обозначение одной из старых провинций в традиционной Японии, сейчас же Япония делится на префектуры. Провинция Ямато, которая примерно соответствует современной префектуре Нара, была центром японской государственности. По краям там жили полудикие, по мнению древних японцев, племена на севере, которые звали эмиси, на юге жили хаято, это была периферия, с которой они воевали и которую постепенно подчинили.

Этот период называется курганным, потому что из археологических объектов в нем наиболее

 
 
значимы курганы – захоронения ранних правителей. Это достаточно крупные сооружения, хорошо различимые на местности невооруженным взглядом. Многие из них исследованы, некоторые не до конца по определенным причинам. В них находят росписи, по которым мы можем реконструировать этот период. Кроме того, на склонах этих курганов располагались обычно глиняные фигурки, которые, вероятно, изображают двор раннего государя, или предметы, которые ему нужны в загробной жизни, дома или лодки, иногда животные. Если мы сравним с основным прототипом, который до этого был, например, с терракотовой армией Цинь Шихуанди (существовала традиция помещать глиняные объекты в китайские, корейские гробницы), то увидим, что японская версия была более провинциальная.

 

Следующий период уже более событийный. Про него мы можем рассказать, что происходило, кто правил, как звали правителей, где они жили. У этого периода выделяется более четкая датировка: с 592 по 710 год длится эпоха Асука. В соответствии с японской традицией, значительная часть исторических периодов, начиная с Асука, названы по географическому принципу: где находился центр политической власти, так и называется период. С конца VI века по начало VIIIдвор ранних японских государей, как пишут в учебниках по истории Японии, «кочевал» в долине Асука (современной префектуре Нара), которая находится в центре самого большого острова Хонсю. Двор переезжал на расстояние пешей прогулки. Почему -отдельный вопрос. Можно сказать, что жили они примерно в одном и том же месте, но с каждым новым императором они строили новый дворец.

В эпоху Асука мы находим первую письменность, но это пока эпиграфика, письменных памятников не сохранилось. По некоторым археологическим находкам мы можем определить, что японцы владели китайской письменностью. Они заимствовали письменность и писали по-китайски. Один из первых памятников письменности — это меч из Инарияма.

Также в этот период японский императорский двор активно вмешивался в то, что происходило на Корейском полуострове, где находилось три крупных государственных образования: Когурё,

Пэкче и Силла, которые друг с другом воевали. Япония вмешалась, но не очень успешно, однако в японских хрониках описано так, будто это был героический поход, а период правления регентши-императрицы Динго героизировался. Мы не знаем, как она выглядела, но есть изображения её на гравюре и, позднее в XIXвеке, на банкноте.

 

Самое важное, что происходило в Японии в Vi– VIIвеках – более качественное взаимодействие с материком, то есть с цивилизацией Китая и Кореи. При этом Корея была основным проводником китайской культуры для Японцев. И в этот период японцы заимствуют очень много всего. В первую очередь, поскольку японский архипелаг оказался уже объединен под властью двора Ямато, сложилась необходимость эффективного управления, поэтому японцы заимствуют государственность. До этого были кланы, которые в итоге подчинились двору Ямато и правили они кто как хотел. Четкой иерархии должностей и функций не было ни у кого из правителей. Была агломерация кланов, которая признавала власть ранних государей.

С конца VIи в VII веке начинает активно формироваться государственность, которая была полностью скопирована с китайской. Появляется понятие профессионального чиновника, необязательно знатного происхождения, который обязан выучиться, сдать экзамен, ему затем присваивают ранг, и, в соответствии с рангом, он будет занимать должность. Система напоминает «Табель о рангах», которая была введена в России при Петре I. Нечто похожее по китайскому образцу начинают вводить с VII века, но есть одна загвоздка: в Китае эта вся система существовала с III– IVвв до н. э., то есть к VIIвеку она существовала уже 800 лет, пока китайцы разрабатывали свою систему управления. В Японии, для того чтобы наполнить бюрократический аппарат, катастрофически не хватало специалистов. То есть хорошо придумать вот эту «табель о рангах», разделить страну на провинции, в каждой провинции сидят по сто чиновников, но при том всех этих чиновников нужно обучить, чтобы все они умели писать и читать, были честными людьми и не брали взяток. Был большой кадровый голод, изначально не хватало чиновников, чтобы наполнить весь этот бюрократический аппарат. Это была одна из основных проблем, с которыми столкнулись японцы в процессе построения государства.

И, предсказуемо, произошло то же самое, что и в Корее. Основные бюрократические должности, которые в идеале должны были заниматься по принципу меритократии (кто достоин, тот и занимает должность), на практике комплектовались по наследственному принципу. Представители аристократии имели возможность учиться, обучаться грамоте, знать классические тексты и они же, естественно, потом набирались на должности. Изначально в VIIIвек они сдавали экзамены, но постепенно эти экзамены стали формальностью. Чиновничий ранг присваивали не за сдачу экзаменов, а просто на церемонии совершеннолетия (в 12-14 лет) молодого аристократа. Они не сразу шли служить, однако рожденным в аристократической семье сразу присваивали какой-то ранг при взрослении.

Другое важное заимствование, появившееся в Японии в этот период, это буддизм. Он имел большое значение для духовной и культурной жизни Японии, для искусства. Вместе с буддизмом, помимо религиозной традиции, более высокой, чем традиционная японская религия синто, приходит интеллектуальная традиция, поскольку монахи были образованы, лучше других знали китайский и даже часто санскрит, умели лечить. Приходит также архитектурная традиция и многое другое. Буддизм стал очень важной частью японской культуры.

Главным, кто решил распространять буддизма и заимствовать чиновничий аппарат, был принц Сётоку Тайси, который жил в начале VIIвека, (его потом даже изображали на банкнотах). Есть некоторые сомнения в том, что это он все придумал, но обычно именно его имя встречается при упоминании реформ того периода. Якобы он написал первое японское уложение Конституцию из 17 статей, которая существует в нескольких переводах на русский язык. Слово «конституция» не совсем корректно описывает суть этого документа, но влияние буддизма и конфуцианства в ней видно отчетливо.

Следующий период — это эпоха Нара (710-794). Он довольно короткий, длится меньше столетия и выделяется так, потому что в этот период центр японской государственности располагался в городе Нара, который существует и по сей день. Столицей этот город был только до 784 года, но сам период продлевают еще на 10 лет. Эпоха Нара уже событийная. В ней уже расцветает письменная культурная традиция. Она пока китайская, своей письменности у японцев пока нет, но китайскую заимствовали уже добротно. Японцы пишут мифолого-летописные своды, законы, литературные произведения. Причем появляются как целые политические трактаты на китайском языке, написанные японцами, так и появляется поэтическая антология Манъёсю – японские стихи, написанные на японском языке иероглифами, подобранными по звучанию. В оригинале их читать очень трудно – обычно их все читают в переложении.

Ещё в этот период у китайцев заимствовали идею постоянной столицы, созданной по всем правилам китайской геоматики. Прототипом служил Чанъань –  столица государства Тан в Китае. Этот город был регулярный, ориентированный по сторонам света, императорский дворец находился на севере, главные ворота строго напротив него на юге, восточная сторона более престижная, западная – менее. Вокруг императорского дворца находятся государственные постройки, дальше живут наиболее значимые чиновники, приближенные к государю. И чем южнее, тем ниже ранг у чиновника, чья усадьба там располагается. На фото современная реконструкция императорского дворца, дворцовые постройки эпохи Нара не сохранились.

Однако, сохранилось достаточно много буддистских храмов того периода. Причем это был период-исключение, когда японцы «страдали гигантоманией». Один из самых значимых храмов – храм Тодайдзи («Великий восточный храм»). Он существует до сих пор, является одним из самых значимых туристических мест в центральной Японии. Главная достопримечательность там – большой Будда. Изначально павильон, в котором он находился, был больше, но в XIV веке он сгорел, потом был восстановлен, но чуть поменьше, чем был до этого. Поэтому Будду довольно сложно сфотографировать, чтобы он смотрел в анфас, потому что ему тесно в этом павильоне. Но в целом вот такие гигантские постройки создавались в Японии в этот период.

А чем же занимался императорский двор в этот период? Во-первых, он отправлял посольство к императорскому двору Китая. Аристократы к этому моменту уже плотно стали чиновниками. Основная борьба шла не за удельное владение, а за должности при императорском дворе, кто каким министром станет. Борьба шла за то, у кого будет больше полномочий, больше «оклад», то есть чиновничье жалованье. И борьба за власть стала сильно привязана к чиновничьему аппарату. В этот период выделяется клан, который на протяжении следующих столетий будет наиболее примечательным – клан Фулзивара, один из аристократических домов. Его потомки по сей день являются родственниками императора, и даже в XXвеке один из министров был потомком этого клана. Клан Фудзивара (на фото Кофукудзи – родовой храм дома Фудзивара) в эпоху Нара еще не полностью утвердился во власти, но уверенные шаги в эту сторону сделал: постоянно враждовал с другими кланами за чиновничьи должности, причем вражда эта была довольно жестокая. Оппонентов очень любили обвинить в государственной измене, в процессе убить, отправить или, в самом мягком варианте, сослать. Это сопровождалось чехардой на престоле. Постоянной очередности у императоров не было, например, бабушка могла взойти на престол после внука. Несколько императоров «короновались» по несколько раз под разными именами. Это все свидетельствует об очень острой борьбе по сравнению с последующим периодом.

Финал периода Нара – это очень скандальная история, после которой японцы несколько охладели к буддизму, стали к нему более настороженно относиться. В самом конце периода Нара один из буддистских монахов Докё (его и тогда не любили, и не любят до сих пор, поэтому изображений его нет, только предположительная могилка известна) был приближен к императрице Кимей (Кокен?). Он заслужил её расположение тем, что смог вылечить: она заболела, а монахи владели искусством врачевания, и он, как считается, вылечил её от болезни. И с тех пор он стал её «духовником», очень был приближен к государыне. Есть даже альтернативная версия, что он был её любовником, но это вероятно злые языки стали говорить уже после отстранения Докё от власти. Тем не менее монах Докё стал очень влиятельным, быстро перевез с провинциального острова Сикоку своих родственников в большом количестве , стал раздавать им должности при дворе, и всё у него было хорошо, но в итоге амбиции его перешагнули некую планку, потому что он сам решил стать императором. Ранее уже упоминалось, что японская императорская династия никогда не менялась, как минимум по официальной версии. И в VIIвеке об этом помнили ничуть не меньше, чем сейчас. Монах Докё сообщил своей покровительнице, что ему во сне было видение о том, что он должен стать монахом-императором. Императрица усомнилась, решил посоветоваться с японскими божествами и направила посланца к божеству Хачиман с вопросом, нужно ли Докё сделать императором . Посланец вернулся от божества Хачиман с ответом, что издавна предписано кому быть правителем, а кому подданным, и не было «прецедентов», чтобы было наоборот. Всё стало понятно. Докё быстро выгнали. Его не казнили – он свои дни дожил спокойно на задворках, но ничего плохого в физическом смысле ему не сделали.

Но японскую аристократию этот инцидент достаточно сильно напугал. Вскоре на престол взошел следующий император Камму (781 – 806) – одна из самых ярких фигур среди японских императоров. Хотя династия и не менялась, но правителей с ярко выраженной индивидуальностью, которые правили и имели представление о том, как нужно реализовывать власть и действительно воплощали эти представления в жизнь, было немного. Государь Камму был «просвещенным» конфуцианским правителем, и такой инцидент с монахом Докё, который был памятен, когда он пришел к власти, произвел на Камму сильное впечатление.

Было решено перенести столицу в другое место, подальше от всей этой массы буддистских храмов, которые располагались в городе Нара. Государь Камму за свое правление даже два раза переносил столицу. Первый раз был фальстарт – сначала в 784 году в город Нагаока, он не сохранился. Есть стелла, на которой написано, что здесь была столица Нагаока, но там сейчас находятся абсолютно безликие жилые кварталы. Столицу перенесли, но даже не успели её достроить и тогда же в 784 году перенесли столицу в Хэйанкё, («город мира») - современный Киото. Там даже сохранилась регулярная планировка, ориентация по сторонам света. На фото реконструкция того, как он выглядел при Камму.

Эпоха Хэйан. В современной науке древность в Японии заканчивают периодом Нара. По идее дальше начинаются Средние века. Но когда японцы придумывали периодизацию своей истории в XIXвеке, они в этот момент ориентировались уже на европейские образцы, и им очень хотелось сделать какие-то периоды, которые будут похожи на европейские. В европейской традиции есть Древность, которая прочно ассоциируется с классической, античной культурой, то есть с Древней Грецией, Древним Римом: расцветом ранней цивилизации, когда появляются ранние философы, первые великие произведения искусства, а потом следуют какие-то мрачные, темные Средние века., из которых уже вырастает довольно поздно эпоха Возрождения. Японцам очень хотелось найти у себя классическую Древность со всякими изящными искусствами, и, как нельзя лучше, на эту роль годилась эпоха Хэйан, потому что там японская ранняя культура расцвела пышным цветом. .

 

Начнем с тем, что происходило с властью. В эпоху Хэйан аристократы боролись за власть, но по сравнению с эпохой Нара и более ранними периодами это делалось более гуманными методами: противников, оппонентов ссылали, отстраняли от должностей, но не убивали, не травили. Камму правил единолично, и его сыновья, которые правили после него, тоже старались править самостоятельно. Постепенно придворная аристократия начинает перетягивать все функции управления на себя, и на первый план выходи уже известный нам дом Фудзивара, который начинает фактически узурпировать власть. Причем узурпирует он её таким достаточно оригинальным способом. С одной стороны они зарезервировали за собой в течение поколений придворные должности регента, канцлера и т. д., но с другой они прочно породнились с императорским родом. Считается, что систематические браки с наследником престола, от которых рождался следующий наследник престола, обеспечили то, что дом Фудзивара так долго держался у власти.

 

Существует ранняя японская традиция: обычно наследник престола рождался не в императорском дворце, а в усадьбе родителей жены или наложницы императора. Существовала также традиция за некоторое время до родов переезжать в дом к родителям, потому что считалось, что роды оскверняют императорский дворец. И вот наследник появлялся на свет у бабушки и дедушки по материнской линии, потом супруга императора возвращалась во дворец, а ребенок обычно оставается на несколько лет до относительно взрослого возраста с родителями матери и какое-то время он ими воспитывается. В результате родственники по женской линии оказывались значительно ближе к будущему правителю, чем родственники по мужской линии. Причем это было характерно не только для императорской семьи, но и для всей аристократии в целом. Это матрилокальная система родства.

 

На практике эта схема реализовывалась так. Расцвет хэйанской культуры приходится на правления императора Итидзё (986 – 1011) При нем долгое время соправителем был Фудзивара Митинага (966 – 1028), очень везучий человек, потому что он был четвертым сыном своего отца и , по идее, не должен был занимать никакие высокие должности, но потом прошла эпидемия оспы, практически все родственники умерли, и он остался один. А второй раз ему повезло, потому что у него было много детей от двух его жен, и особенно много было девочек. Этих девочек можно было очень удачно пристраивать замуж., чем Митинага основную часть своей карьеры и занимался.

 

У Итидхё была первая супруга Тэйси, но Митинага её выжил из императорского дворца и выдал за императора свою дочь., которую звали Сёси. Он практически насильно развел Итидзё с первой супругой и заставил жениться на Сёси. А дальше ему ещё раз повезло, потому что Сёси родила не одного, а двух наследников – будущих императоров Гоитидзё и Госудзаку. А потом, когда детишки подросли, и у Митинага подросли младшие дочери, за Гоитидзё пристроили младшую сестру Сёси, которую звали Иси, а за его младшего брата Госудзаку – тоже младшую сестру Киси. Митинага, а затем его старший сын Ёпимити этим занимались всю жизнь. Получалось довольно запутанное родство, но так реализовывалась власть через устроение династических браков.

Сам Фудзивара Митинага был достаточно «скромным» человеком. Когда его внук взошел на престол, он сочинил «очень скромное» стихотворение. Он смотрел на полную луну и написал.

Но его сыну повезло чуть меньше. У Ёримити родственницам уже не получалось родить мальчиков, поэтому вскоре сменилась система управления, а система сэкансейдзи, при которой правили родственники по женской линии, пришла в упадок. Вместо неё была создана другая.

Поговорим про культуру. Самое главное достижение в этот период, из-за которого считается, что это была классическая японская культура, было создание японской письменности. До этого уже была традиция записывать иероглифами, подобранными по звучанию, японский текст. Это произошло еще в эпоху Нара. Но в эпоху Хэйан японцы додумались до гениальной идеи не произвольно подбирать эти иероглифы по звучанию, а конкретным иероглифам присвоить конкретные, фиксированные звучания. Например, звук «су» или «а» можно было записать сотней разных иероглифов, но японцы договорились, что теперь будут записывать конкретным иероглифом. И в результате того, что эта письменность стала активно использоваться, она упростилась, и образовалось два шрифта, которые существуют по сей день – хирагана и катакана. Они друг от друга не очень сильно отличаются, используются как разные шрифты, а не азбуки. И изобретение фонетического письма дало огромный толчок для развития литературы на японском языке. До этого японцы знали, что существует китайская литература, они её читали с удовольствием, иногда даже пытались писать стихи по-китайски. Была японская поэзия и были мифы. И всё это фигурировало устно, передавалось из уст в уста, люди что-то сочиняли, сразу же декламировали, но очень часто это не фиксировалось и забывалось. С развитием же письменности стали это всё записывать.

В первую очередь начали записывать поэзию.  Первыми появляются поэтические антологии. Аристократ должен был в первую очередь владеть поэтическим слогом, уметь сочинять стихи. Стихи сочинялись по любому поводу: свадьба, роды. Пошли аристократы на прогулку и по дороге сочинили стихи по случаю любования цветущим растением в этот период года. Взошел император на престол – тоже все сочинили по стихотворению. Было обязательно сочинять стихи, чтобы коммуницировать с другими людьми в эпоху Хэйан. Японцы стали их записывать и наиболее удачные собирать в антологии. Самой первой из полноценных японских поэтических антологий была Кокинсю - «Собрание старых и новых песен Японии». Она была составлена поэтом Ки-но Цураюки по велению императора Годайго и стала первой японской антологией коротких стихов танка. Потом появилось очень много других антологий.

Кокинсю достаточно значима, потому что в ней описываются основы поэтического мастерства. Предисловие у неё – отдельный трактат о стихосложении. Ки-но Цураюки собирал стихи следующим образом. Изначально это всегда был экспромт, кто-то сочинял, не готовясь заранее. Стихи короткие, больше пяти строк в стихотворении нет. И когда потом эти стихи читали спустя длительное время, о чем эти пять строк не всегда было понятно, поэтому Ки-но Цураюки часто делал к этим стихам приписки, где описывал когда и почему его сочинили. Например:

Позднее появляются довольно-таки большие, продолжительные жанры прозы. Выделяют три основных жанра: роман или повесть – моногатари, эссе – дзуйхицу («вслед за кистью») и дневники – никки. Кроме моногатари, остальные жанры имеют китайские прототипы, аналогичные жанры, но в Японии эти жанры сильно трансформировались. Никки стал лирическим дневником, отдельная японская фишка - путевые дневники. Поэтому известный американский японовед Дональд Кин назвал свою книгу об этих дневниках «Странники в веках». Их сюжет всегда строится на том, что кто-то куда-то поехал и параллельно вел дневники. И часто это сопровождается воспоминаниями, переживаниями. Считается, что первый такой дневник сочинил как раз Ки-но Цураюки.

Теперь поговорим про моногатари, повести или романы. Ранние образцы не очень похожи на романы. Моногатари напрямую вырастают из поэзии. Самые ранние появляются уже в Xвеке, называются они Исэ-моногатари и Ямато-моногатари, то есть повести о провинциях Исэ и Ямато. Эти два произведения не романы в нашем представлении, а набор историй. В повести об Исэ их 125, а про Ямато – 173. Приведем пример истории из повести об Исэ.

Мы видим такие зарисовки либо одного, либо череды событий, но главное стихотворение, есть в каждой истории. И все эти истории даны, не потому что они любопытны сами по себе, а потому что это повод для персонажей написать стихотворение или перекличку из стихотворений. Поэтому мы говорим, что первые романы выросли из поэзии.  То есть вся хэйанская проза не про сюжет, а про эмоции. Сюжет – это повод для героя о чем-то попереживать. Причем переживают они достаточно бурно, льют слезы, иногда кровавые, и не только женщины, но и мужчины рыдаю, вытирают рукавами кимоно свои глаза. Часто это все очень печально, то есть должна быть какая-то трагедия. В центре хэйанской литературы всегда лежат какие-то переживания и эмоции.

Дальше появляются прозаические произведения, которые уже довольно длинные. Там тоже есть стихотворения, но они не играют важной роли. Сюжет сам по себе, а стихи являются дополнением к прозаическому повествованию. Наиболее известные это «Повесть о (сиятельном) принце Гендзи» за авторством Мурасаки Сикибу. Она была фрейлиной той самой императрицы Сёси, дочери Митинага, и сочинила интересный роман.  В нем идет прозаическое повествование, но тоже все про нежные чувства. Жил-был принц Гендзи, который был прекрасен как в физическом, так и в духовном плане, все женщины в него влюблялись, не могли устоять, и поэтому весь роман – это череда любовных историй и связей, которые завязывает принц Гендзи с многими женщинами.

Зачем автор описала это всё? Она была женщина не очень счастливая в семейной жизни, рано овдовела и вот она описала идеального героя. Но принц Гендзи слишком идеальный персонаж, а женщины, которые в него влюбляются, очень разные и любят его они очень по-разному. Одна тихая и покорная, другая очень ревнивая, настолько ревнивая, что превращается в демона. Одна слишком молодая и инфантильная. В романе описано много вариантов того, как женщина может любить мужчину. Потом ещё появляются другие персонажи. Мурасаки собрала вокруг одного персонажа разные женские истории. Считается, что повесть Гендзи- моногатари была написана в 1008 году (условно, это первое упоминание о том, что такой роман был) и была очень популярен в японской культуре. Её тиражировали, к ней были массы иллюстраций, несколько экранизаций, была выпущена серия духов в честь 54 глав этого романа и много других серий разных предметов в количестве 54.

Эссе-ззуйхицу – это немного другой жанр. Основоположницу этого жанра зовут Сэй Сёнагон. Точное время её жизни мы не знаем, но она была современницей Мурасаки Сикибу. Более того, они были отдаленно знакомы. Сэй Сёнагон была фрейлиной императрицы Тейси, которую Митинага подвинул на второй план. И она тоже любила на досуге что-то писать. Считается, что она стала основоположницей, условно говоря, эссеистики. В её произведениях сюжета нет, это какие-то записки, в которых автор отображает все, что ему хочется. Структуры четкой нет, но иногда эти записки объединены в главки.

Строгого порядка там нет, есть только установленный позже исследователями. Скорее всего это были разрозненные записки, которые потом механически собрали в одно произведения. Открываются они обычно главой про то, что хорошо в разное время года. Иногда они объединяются по принципу того, что вызывает какие эмоции. Это такой прототип блога. Есть разделы про то, что вызывает досаду, радость и т. д. В основном в центре внимания автора какие-то душевные состояния. Потом в японской литературе появляется целый ряд таких эссеистических произведений, правда они все в основном более поздние. Жанр достаточно интересный, он породил в западной культуре довольно много подражаний, в том числе есть российские варианты.

 

Поговорим немного о быте хэйанской аристократии. Формируется архитектурный стиль, который называется синдэн-дзукури или «стиль спального павильона». Он представляет собой серию павильончиков, соединенная галереями. Обычно в них есть небольшой сад, который ещё не напоминает характерные сады, которые появятся в XIV-  XV веках. Минимализм в этих спальных павильонах торжествовал повсеместно, потому что мебели там практически не было, и комнат, по сути, тоже не было. То есть это было некоторое пространство, пол, окруженный двумя рядами галерей: одна внешняя, другая внутренняя. Внутри, если люди хотели присесть, то стелились подушки или маты, татами. Столики были маленькие и низкие, чтобы можно было писать или есть, сидя на полу. Комнат не было, были перегородки, которые по необходимости ставились и убирались. Это был ранний вариант классического японского дома, яркой чертой которого является минимализм. Раздвижных дверей тогда ещё не было. Окна на улицу поднимались снизу вверх, были очень тяжелыми, и требовалось несколько слуг, чтобы их поднять.

 

Это главный императорский дворец, он не был создан в эпоху Хэйан, а реконструирован позже., называется Сисюнген. В нем был тронный зал. Крыша покрыта корой кипариса, традиционное покрытие, изначально автохтонное. Древние японцы не знали, но постепенно пришли к тому, что стали покрывать корой кипариса, наиболее значимые здания: святилища, постройки императорского дворца. Черепицей покрывалось все остальное. В здании императорского дворца в Киото сейчас находится музей. В нем такие же внутренние покои, богатая усадьба, нет четкой границы между домом и улицей, все происходит на полу, мебель минимальная, и есть ширмы, которые по необходимости все это перегораживают, при необходимости их можно убрать.

Буддизм стал меньше влиять на японское общество в эпоху Хэйан, но новые монастыри все-таки появлялись. Позже пришла адаптированная вариация буддистской скульптуры. Упомянутая выше статуя Большого Будды — это литая скульптура, а на фото – деревянная, хотя этого не видно даже вблизи. В Японии камня, как и металла, не хватает, бронзы в таком количестве добыть было очень сложно, а камень очень жесткий и с трудом поддается обработке. Поэтому главной особенностью японской скульптуры является то, что буддисты стали делать деревянными статуи. Техника исполнения была настолько совершенной (статуи не цельные, а составлены из отдельных частей), они настолько хорошо вырезаны и плотно подогнаны, что кажутся литыми.

Одевались японские аристократы в церемониальные костюмы, которые обычно изображают черным. Делались они разного цвета в зависимости от ранга. Домашний вариант назывался каригину («охотничий костюм»). Довольно широкий, подпоясывался не вокруг талии, а чуть ниже. И получался дополнительный объем.

Женский костюм назывался кимоно. 12 слоев надевали друг на друга один халат за другим. Частично это было связано с придворным церемониалом и представлениями о красоте, а частично - были практические соображения, потому что границы между домом и улицей отсутствовала, а зимой было довольно холодно. Когда японки ложились спать и с одеялами было туговато, то ночью они ещё укрывались одеждой.

Наконец, поговорим об идеале красоты эпохи Хэйан. Обязательно длинные волосы, чем длиннее, тем лучше. Они практически не остригались, только немножко челка остригалась вокруг лица. Идеальной формы считалось у женщины лицо в виде груши: узкий лоб и пухлые щечки, маленький красный ротик. Макияж был оригинальный: брови сбривали, рисовали новые, но не на том же месте, как принято сейчас, а значительно выше, и достаточно густо белились. Белое лицо считалось признаком красоты, аристократичности. И так примерно выглядели женщины-авторы Сэй Сенагон, Мурасаки Сикибу, которые писали великие произведения японской литературы этого периода.

Видеозапись и текст подготовила Нина Александровна Солодухина