• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 119017 Москва, Старая Басманная, д. 21/4, стр.5

Телефон: +7 (495) 772-95-90 *22785

Email: sas@hse.ru

Руководство
Заместитель руководителя Хохлова Елена Анатольевна
Помощник руководителя по учебно-методической работе Бакланова Мария Алексеевна
Статья
Евразийская дуга нестабильности и новые вызовы для россии

Маслов А. А., Колотов В. Н.

Международная жизнь. 2021. Т. 2. № 2. С. 136-141.

Глава в книге
Когнитивная модель предикативного ядра в японском предложении: особенности представления на начальном и среднем этапах обучения

Стрижак У. П.

В кн.: Традиции и инновации в преподавании иностранного языка в неязыковом вузе. Сборник материалов III Межвузовской научно-практической конференции. М.: МГИМО-Университет, 2020. С. 63-68.

Выставка «Чистота». Экспонат №5: Папирус с изображением сцены взвешивания сердца в загробном мире. Египет, ок. 1050 г. до н.э.

Почему важно иметь не только чистые руки, но и чистое сердце? Потому что иначе ты не сможешь продолжить жизнь в загробном мире. Ещё одну грань чистоты в рамках выставки «Чистота» представляет Маргарита Андреева – она рассматривает папирус, изображающий сцену взвешивания сердца женщины по имени Нани. Фотографию можно увидеть в корпусе Б на Старой Басманной (коридор 3 этажа, корпус Б).

Сцена взвешивания из Книги Мёртвых для ритуальной певицы Амона-Ра Нани

Чистота помыслов и поступков.

Фрагмент папируса «Книги мертвых», найденный в гробнице Нани в Фивах, относится к 1050 году до н.э. и описывает сцену взвешивания сердца на суде Осириса. Нани была ритуальной певицей бога Амона-Ра. Согласно представлениям жителей Древнего Египта, суд над умершим проводился для того, чтобы узнать, какой была земная жизнь человека и соответствует ли умерший требованиям Маат, богини справедливости и истины.

На данном фрагменте папируса «Книги мертвых» изображена сцена взвешивания сердца Нани. Нани стоит в зале суда, возле весов, в руке она держит свои глаза и рот. На одной чаше лежит ее сердце, а на другой — статуэтка Маат. Справа сидит Осирис — главный бог, выносящий приговор, по центру, между плечами весов, — Анубис, отвечающий за погребальные ритуалы бог с головой шакала следит за процессом взвешивания сердца. Бог мудрости и письма Тот документирует результаты. Рядом с Нани стоит жена Осириса, Исида.

Согласно наиболее распространенным описаниям сцены взвешивания, в зале Двух Истин сердце умершего клали на одну чашу весов, а перо Маат — на другую (в данном фрагменте вместо пера представлена статуэтка самой богини). Человек должен был доказать, что он вел праведный образ жизни на земле и не совершал грехов. Чтобы подтвердить это, он произносил речь перед Маат и другими богами, сохранившуюся в 125 главе «Книги мертвых»:

«Я не чинил зла людям.

Я не нанес ущерба скоту.

Я не совершил греха в месте Истины....

Я чист, я чист, я чист, я чист!»

(здесь и далее перевод с древнеегипетского М. А. Коростовцева)

Затем умерший обращался к каждому из 42 богов-судей, доказывая, что его тело и душа чисты:

«О Усех-немтут, являющийся в Гелиополе, я не чинил зла!

О Хепет-седожет, являющийся в Хер-аха, я не крал!

О Денджи, являющийся в Гермополе, я не завидовал!

О Акшут, являющийся в Керерт, я не грабил!»

Следящий за весами Анубис, видя, что они уравновесились, говорит Осирису: «Ее сердце точный свидетель». Осирис отвечает: «Дай ей ее глаза и ее рот, поскольку ее сердце — точный свидетель».

Если сердце было чистым, не наполненным злостью, алчностью и завистью, то вес его был либо равен, либо был легче пера Маат, и человек получал право войти в загробное царство и продолжить свое существование в вечности.

Маргарита Андреева, БВВ196-2019

Библиография:

1. Rogers Fund, The Metropolitan Museum of Art Guide. New York: Metropolitan Museum of Art, 1994.

2. E. A. Wallis Budge. The Egyptian Book of the Dead. Penguin Classics, 2008.

3. Поэзия и проза Древнего Востока. Под ред. И. Брагинского. Москва: Художественная литература, 1973.

Фото: https://www.metmuseum.org/art/collection/search/548344

The Metropolitan Museum of Art, Rogers Fund, 1930. New York.